Наталия (nnikolaevna75) wrote,
Наталия
nnikolaevna75

Categories:

Первая книга 2017 года

Конечно, немного преувеличиваю, ибо начала я ее читать еще в декабре прошлого года. И прочитала менее, чем за месяц.
Могу смело назвать эту книгу и автора моим литературным открытием 2016 года.

Павел Иванович Мельников-Печерский - нижегородский писатель и этнограф и его известная дилогия "В лесах" и "На горах", за которую я долго не решалась взяться. И если бы не поездка в мае прошлого года на озеро Светлояр, еще бы долго собиралась, и не факт, что собралась бы. Легенды, связанные с градом Китежем, погрузившимся в озеро Светлояр, на глазах татар. Многолетние поиски града Китежа, которые продолжаются до сих пор. Все это пробудило во мне большое любопытство и интерес к родным местам.

Роман лично мне был интересен и тем, что написан он про нижегородские земли: реки, села, города - все это ныне знакомые незнакомцы. И так интересно узнать, как же там жили люди больше почти 200 лет назад. Как жили, чем жили, о чем думали, чему поклонялись, чего боялись. Язык книги замечательный, столько слов, выражений, пословиц, песен. Эту книгу лучше все ж читать в бумажном варианте, чтобы можно было еще раз перелистать интересные места, подивиться пирам и обычаям. Мой электронный вариант этого не предполагал, так что в конце концов я вооружилась блокнотом и бумагой и стала выписывать интересные места или номера страниц, если отрывки были особенно большими.

В центре повествования семья Патапа Максимыча Чапурина. Богатого тысячника окружает много людей, хороших и плохих, порядочных и нет, это и купцы, и работники, и друзья, и инокини. Большое внимание уделено жизни староверческих скитов. Живут те скиты по-разному, кто молитвой, а кто жульничеством: фальшивые деньги рисует. Заботятся скиты о сирых и убогих, обеды на праздники готовят, где каждый постоловаться может. Остро встает вопрос старой и новой веры, новая церковь наступает на скиты, требует их обращения к новой вере, а многим грозит расправой.

Я в очередной раз подумала об извечном нашем синдроме реформирования. Почему-то Россия не может жить спокойно, мы всегда все ломаем и строим. С верой также. Какая разница, двумя или тремя пальцами креститься? какая разница в разной внешней атрибутике? Почему мы всегда оглядываемся на заграницу, считаем, что там правильно, а у нас нет? Почему мы всегда уверены в своей неправоте? И снова, и снова, ломаем уже сложившуюся жизнь. А почему отказались в свое время от язычества? Это было наше. Чистое, воспевающее жизнь, красоту тела, солнце, землю? Мы взяли чужую веру и отказались от своей.

Святочные гадания, коляда, хороводы, свадебные песни, плачи воплениц, заговоры, заклятия - все, что осталось от языческой обрядности. В мольбах обращались к Небу ходячему, к Солнцу высокому, к Матери Сырой земле.

И тут же правила веры не слишком у нас прижившиеся:
"Мыться в бане, купаться в реке, обнажать свое тело - великий грех, а ходить в своей грязи и всякой нечистоте - богоугодный подвиг, подъятый ради умерщвления плоти. Возненавидь тело свое, смиряй его постом, бдениями, бессчетными земными поклонами, наложи на себя тяжелые вериги, веселись о каждой ране, о каждой болезни, держи себя в грязи и с радостью отдавай тело свое на кормление насекомым - вот завет византийских монахов, перенесенный святошами и в нашу страну."

Интересным показался момент про воровство и наказание.
"С ломом красть да с отмычками - дело опасливое, разом в острог угодишь. Да и то сказать: забравшись в чужу клеть, вору хозяйско добро не оценивать стать. А без того умному вору нельзя, коли он знает закон. Хорошо, как на двадцать на девять целковых под руку подвернется, беда не велика. По старому закону за это спиной только, бывало, вор отвечает. А как, по неопытности, зараз на тридцать загребет, да поймают с поличным: по тому же закону — Сибирь, поселенье. И воровать—то надо сноровку знать: занадобится сто рублей, умному вору, чтоб дома остаться, надо их в четыре приема красть."

"Волком его прозвали - а хуже, позорнее того прозвища в лесах за Волгой нет. Волк- это вконец проворовавшийся мужик, всенародно осрамленный, опозоренный, которого по деревням своего околотка водили в шкуре украденной им скотины, сопровождая бранью, побоями, хохотом и стуком в печные заслоны и сковороды."

Известный старинный обычай - драть за уши всякого, кто первый раз в этом году ест новинку: первые ягоды, первые грибы, овощи и пр. Для того большие грибовны девичьи вечеринки и устраиваются.

Интересно и про жизнь заволжских жителей читать:
"Живет заволжанин хоть в труде, да в достатке. Сысстари за Волгой мужики в сапогах, бабы в котах. Лаптей видом не видано, хоть слыхом про них и слыхано. Лесу вдоволь, лыко нипочем, а в редком доме кочедык найдешь. Разве где такой дедушка есть, что с печки уж лет пяток не слезает, так он, скуки ради, лапотки иной раз ковыряет, нищей братье подать, либо самому обуться, как станут его в домовину обряжать. Таков обычаи: летом в сапогах, зимой в валенках, на тот свет в лапотках...
Заволжанин без горячего спать не ложится, по воскресным дням хлебает мясное, изба у него пятистенная, печь с трубой; о черных избах да соломенных крышах он только слыхал, что есть такие где—то на "Горах" ("Горами" зовут правую сторону Волги.)."

А чистота какая в заволжских домах!.. Славят немцев за чистоту, русского корят за грязь и неряшество. Побывать бы за Волгой тем славильщикам, не то бы сказали. Кто знаком только с нашими степными да черноземными деревнями, в голову тому не придет, как чисто, опрятно живут заволжане.

И вот про сирот:
Родись Никитишна парнишкой, иная бы доля ей выпала. Слаще бы не в пример сиротское житье ей досталось. Пущай его растет,— решили бы мужики,— в годы войдет, за мир в рекруты пойдет,— плакать по нем будет некому. И крепко—накрепко заказали бы бабам беречь сироту, приглядывать, чтоб коим грехом не окривел аль зубов передних ему не вышибли; не то беда: задаром пропадут и мирской хлеб и посиротские хлопоты. Девчонке не та судьбина. Беречь ее не для чего, знай колоти, сколько хочется, одного берегись — мертвого тела не сделай, чтоб суд не наехал да убытков и хлопот миру не принес.


А как вам слова, присказки, поговорки и просто фразы?

1. Привычка - не рукавичка, на спичку ее не повесишь.

2. На скорые прибытки стали падки.

3. Нечем платить долгу, дай пойду за Волгу.

4. Старые кости захотели деревянного тулупа.

5. Родительское сердце в детях, а детское в камешке.

6. Не в годах сила. Не годы человека старят, горе, печали да заботы. Печали человека только крушат, заботы сушат. Горе проходчиво, а забота, как ржа, ест человека до смерти.

7. Бабий кадык ничем не загородишь - ни пирогом, ни кулаком.

8. Сон, что богатство, больше спишь, больше хочется.

9. Холостому помогай Боже, а женатому жена поможет.

10. Смелому горох хлебать, робкому пустых щей не видать.

11. Попал в собачью стаю, так лай не лай, а хвостом виляй; попал в хмельную беседу, пей не пей, а вино в горло лей.

12. Гордыбачить - возгордиться

13. Халтура - денежный подарок архиерею, другому священнослужителю за отправление заказной церковной службы.

14. Канун - мед, поставленный на сто при отправлении панихиды.

15. Козлогласование - пение вразнобой.

16. Бесовские коби - гулянки.

17. Бесопляс, непуть - непутевый человек.

18. Вера-то ведь не штаны, штаны износятся, так на новы сменишь, а веру как менять? Нельзя!

19. Носом окуней ловить - задремать

20. Уросливый - капризный, своенравный. Татары своенравных, причудливых людей зовут русскими.

21. Покоростываться - сделать что-то с расчетом, в т.ч. выйти замуж по расчету.

21. Ругательства:
- масляное рыло
- краснобайский язык
- кисельная голова
- шитая рожа
- вязаный нос
- фофан, в землю вкопан
- сосновый чурбан

22.
Перву пить - здраву быть;
Другую пить - ум веселить;
Утроить - ум устроить;
Четвертную пить - неискусну быть;
Пятую пить - пьяным быть;
Чара шестая - пойдет мысль иная;
Седьмую пить - безумну быть;
К осьмой приплести - рук не отвести;
За девяту приняться - с места не подняться;
А выпить чарок с десять - так тут тебя и взбесит.

Tags: Мельников-Печерский, книга, литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Товарищ рассказал

    Едет он в общественном транспорте. Подсаживается к нему женщина неопределенного возраста и вежливо спрашивает: - Молодой человек, а вы знаете имя…

  • Снова озеро Эльтон

    На Эльтон я не собиралась. Так получилось. Непогода на Кавказе и желание побыстрее слинять из дома внесли корректировки в наш маршрут: мы решили…

  • Панорамки с Кавказа

    Вчера и сегодня вдруг обнаружилось желание повозиться с панорамами. По-моему вполне симпатично получилось. А вам как? 1. 2. 3.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • Товарищ рассказал

    Едет он в общественном транспорте. Подсаживается к нему женщина неопределенного возраста и вежливо спрашивает: - Молодой человек, а вы знаете имя…

  • Снова озеро Эльтон

    На Эльтон я не собиралась. Так получилось. Непогода на Кавказе и желание побыстрее слинять из дома внесли корректировки в наш маршрут: мы решили…

  • Панорамки с Кавказа

    Вчера и сегодня вдруг обнаружилось желание повозиться с панорамами. По-моему вполне симпатично получилось. А вам как? 1. 2. 3.